Свободная мысль

Создан при содействии ветеранов АТО

Криминальный Мир - Вор в законе Вася Корж (90-е годы): "Вот страну сотворили вся какая-то заблатнённо - верующая.,,

Четверг, 03 ноября 2016 22:38
  • размер шрифта

Если бы выпустили энциклопедию о ворах в законе, то этот законник занял бы в ней достаточно солидное место. Вася Корж был если не идеологом воровской идеи, то точно ее последователем. Вплоть до конца своей жизни. Александр Кочев по прозвищу Вася Корж провел в тюрьме больше половины своей жизни. Он умер от болезни в 77 лет в Харькове.

Вася Корж был карманником, причем довольно хорошо он освоил эту воровскую «профессию». Начал воровать с малолетства. В те 1930-е годы очень сурово относились к преступникам данной категории. Корж как и многие карманники той эпохи оказывается за решеткой на малолетке. Он бредил воровской идеей. Тогда еще не было воровского движения как такового  Карманники  как наиболее квалифицированные и организованные преступники, начинают организовывать на зонах свое братство. Ведь именно они чаще других попадали в тюрьму, считая ее своим вторым домом.

Вася Корж можно смело утверждать, был одним из тех, кто начинал всю тюремную перестройку. Уже став смотрящим за колонией, в одну из своих первых отсидок, когда Коржу едва исполнилось 25 лет, к нему в барак пришли первоходки, с просьбой о покровительстве. Их донимали местные рецидивисты. Вася трезво, своим воровским взглядом прикинул обстановку, и здраво рассудил — первоходок не трогать, нечего им с первой своей ходкой становиться чертями. Они еще могут себя показать, причем с любой стороны. И если окажется, что Вася зря взял за них ответ, то они очень пожалеют об этом. В итоге парни сидели спокойно в кагоре мужиков, ничем не скомпрометировав своего защитника.  

 Вася Корж следил за пополнением лагерного общака. Под его контролем в тюрьме были довольно крупные суммы денег и провизии. И все это в Сталинскую эпоху! Когда на других зонах вспыхивали крупные конфликты, именно Васе шли малявы, чтобы он решил ситуацию в ответном «письме». Он был авторитетом среди авторитетов и уголовной братии. На воле он появлялся перебежками, несколько раз удирая с зоны, за что получал очередные сроки. Тюрьма была его родным домом. Все, что он наворовывал на воле, он передавал в колонии, грея арестантов. Сам ничего не имел, да и не положено это было по тем временам.

                                             

 

Когда делали подход к стремящимся в законные воры, один голос Коржа мог изменить ситуацию. Известно, что при коронации одного из уголовных авторитетов по кличке Слон, Вася навел справки через своих людей, и узнал, что Слон был замешан в краже в колонии, где отбывал срок. Слон выкрал у другого заключенного письмо с воли. Зачем он это сделал неизвестно, может захотел почитать. Казалось бы пустяк. Но на сходке Вася Корж постановил — либо Слон отправляется к чертям, либо его протеже лишаются жизни. Пятеро воров, которые хлопотали за Слона, явно приуныли. Они не знали об этом факте жизни Слона. Обеспокоенные предъявой Коржа, воры не стали отправлять Слона в угол к чертям, а сами лишили его жизни, тут же на сходке.

Вася сам шел по воровской жизни, несмотря ни на какие перемены в воровском мире. Он отлично знал многих влиятельных воров в законе, многих из которых кстати сам и короновал в свое время, разглядев в них воровское будущее. Но Вася Корж никогда бы не подумал, что влиятельные воры, которые в свое время радели воровской идеей, сами начнут нарушать, причем безнаказанно воровские законы.

 

        

Однажды к нему в Харьков приехали Саша Шорин и Сво Раф. они хлопотали за криминального авторитета Хана, который попал в СИЗО на территории, которую контролировал Корж. К Хану в СИЗО блатные отнеслись оскорбительно, заставляли мыть полы. К тому же у него забрали дорогую одежду, сразу по прибытию в камеру.

Хан был связан коммерческими делами с фирмами, которые контролировал вор в законе Сво Раф. Поэтому законник и приехал разобраться с беспределом, который был устроен в отношении его партнера по бизнесу. Также Сво попросил поехать с собой авторитетного вора Сашу Шорина в качестве арбитра.

И вот два авторитетных вора в законе сидели напротив не менее, а возможно и более авторитетного Васи Коржа. Они распили чифирь, затем Саша Шорин сказал:

— Вася, что за беспредел происходит у тебя на «киче»?

Вася непонимающе взглянул на Шорина:

— Если на моей территории беспредел, я руку отдам на отсечение! Быть такого не может!

 

Теперь слово взял Сво Раф, и объяснил ситуацию, которая произошла с Ханом в СИЗО. Корж безучастно все это время смотрел куда-то вдаль. После рассказа Сво Рафа, Вася также безучастно сказал, обращаясь к Саше Шорину, которого он тоже считал все это время идейным вором:

— Сашь, ты в курсе за кого впрягаешься? Ты знаешь, кто Хан по жизни?

Саша понял, что он не в курсе всей ситуации, что его использовали втемную. Понял он это по интонации, с которой Корж произнес последнее предложение. Шорину ничего не оставалось, как промолчать. Поняв, что дело надо исправлять, Сво Раф взял слово:

— Вася, ты же помнишь, что на сходке в Кисловодске решили барыг не трогать, они платят в общак. Зачем в отношении Хана беспредел творят?

Вот тут уже идейный вор не выдержал,       Вася Корж завелся:

— Да вы че в натуре, рамсы попутали!!! Раф, ты предлагаешь сделать барыгу смотрящим по тюрьме, только за то, что он платит в общак???!!! А может ему камеру отдельную определим с видом на море??!!! А вы братва, подумали о бродягах, у которых денег нет, но по жизни пацаны идейные? Их что, опускать начнем в петушиный угол, только за то, что у них нет денег???!!!

Саша Шорин, как третейский судья на этой сходке, вздрогнул от слов Васи. Он повернулся к Сво Рафу.

— Сво, может, ты душу продал? Что-то попахивает сучьей закваской.

На этой сходке решили раскороновать Сво Рафа, воры увидели его суть воочию. Это был уже не тот вор в законе, который начинал также с малолетки, как и Корж и Шорин. Но немного пообщавшись, воры разрядили обстановку, и Сво Рафа решено было не трогать, ему дали испытательный срок. Кстати, его так и не раскоронуют в дальнейшем.

В восьмидесятых годах, оценив влияние Александра Кочева на уголовный мир, КГБ взяло его в оперативную разработку. Но предъявить что-либо, вору в законе не могли. Он не был наркоманом, чтобы поймать его на наркотиках, не имел никакого оружия. Его оружием было его слово. В девяностые годы, Вася Коржтак ничего и не имел, как подобает воровскому закону. Блатные сами подарили ему квартиру в Харьковской области.

 

 

Вася сильно подздал здоровьем, сказывались тюремные годы. Вор в законе Вася Корж очень сильно болел. Братва предлагала отправить его в немецкую клинику. Но вор отказался — здесь родился, здесь и умру. Уже когда Вася не мог ходить, а только лежал на обычной кровати в подаренной квартире, за 3 месяца до смерти, к нему из далекой Перми приехали два вора в законе, чтобы воровской арбитр решил их спор.

Спор возник вокруг коммерсанта, который поставлял питание в одну из колоний. Один из воров наехал на него, а второй покровительствовал, и повторял, что его трогать нельзя — он кормит зону. С просьбой решить этот вопрос, они и приехали к вору, который был одним из основателей воровского движения. Выслушав обоих, Вася Корж повернулся в кровати к ним спиной, и впервые за всю свою жизнь, заплакал. С минуту он лежал молча, затем через боль повернувшись к ворам, Вася прошептал, так как говорить ему было уже и трудно и горько:

          — Вы суки оба. Суки потому, что ваши зоны кормят «барыги, а не воры.

 

Александр Кочев, знаменитый вор в законе Вася Корж умер 28 декабря 1996 года, не дожив до 78 летнего возраста всего 26 дней. На его похоронах присутствовали многие уголовные авторитеты, а также некоторые украинские политики.

 

Вор в законе Вася Корж (90-е годы): "Вот страну сотворили вся какая-то заблатнённо - верующая.,,

 

Васька Корж - Кочев Александр Иванович, личность  знаменитая. Он провёл за решёткой 54(!) года. Прошёл сквозь "ломки"( подразумевается ментовской перелом)  и сучьи войны. Авторитет его был непререкаем. Его хорошо знал старатель Вадим Туманов, друг Высоцкого, и он много рассказывал знаменитому певцу о знаменитом авторитете.

                                                                       Отрывок из книги Туманова:

До сих пор я не назвал имя, которое всё время вертится у меня в голове, связанное почти со всеми лагерями, в которых я побывал, начиная с 1949 года. Этот известный в Союзе вор был одним из первых заключённых, с кем я познакомился и потом сблизился на Колыме. На его надгробье выбито имя Александр Кочев, но весь уголовный мир знал его как Ваську Коржа.

Он одним из немногих, кто остался жив, пройдя сучью войну. Каждая клеточка его избитого, порезанного, израненного тела могла бы рассказать, чего это ему стоило. У него было множество побегов. Расскажу только об одном. Однажды летом, когда заключённые были в бане, Корж с Борей Барабановым выломали часть пола и через систему канализации выбрались на поверхность. Их поймали охранники, голых, мокрых, грязных, били ногами и прикладами. Били так, что вообще удивительно, как они остались в живых, отделавшись только поломанными рёбрами. Это эпизод одного дня, а случались они постоянно все 50 с лишним лет, сколько Васька Корж провёл в заключении.
< >
Через некоторое время он приехал ко мне в Москву, теперь уже глубокий старик, который говорил мне: «Ну что, как тебе нынешний беспредел? Вот страну сотворили – вся какая-то заблатнённо - верующая». Мы посмеялись, вспоминая прошлое и говоря о настоящем.

Как раз в тот день ко мне на переговоры прилетел из Невады представитель корпорации «Баррик голд», он ожидал в приёмной. Узнав от моего помощника, из-за кого встреча откладывается на несколько минут, американец попросил разрешения сфотографироваться с человеком, отсидевшим в общей сложности 54 года. Стоя рядом со мной и улыбаясь в объектив, Вася шепнул мне: «А к ментам не попадёт?» – и рассмеялся.
< >
Корж был уже стар и болен, но время от времени воры из многих районов России по-прежнему собирались у него. Все знали, что старик, которому под восемьдесят, был и до конца дней остался решительным противником убийств, и эта его позиция, которой он был бескомпромиссно верен, как всем другим своим принципам, я думаю, спасла не одну жизнь.

Я далёк от мысли романтизировать этих людей. Но их воля к жизни и сила духа были такого накала, что, вспоминая когда-то прочитанное у Хемингуэя, как старик Сантьяго в своей лодчонке в одиночку сражался с полутонной меч-рыбой в Гольфстриме, я подумал о том, что на месте старика мог бы представить немногих из моих знакомых, но совершенно точно этим стариком мог бы быть Вася Корж.

 

P.S.    В каком - то из девяностых годов (уже не помню) поехали мы с Колей Лысым( Паша Карин - умер в 1997году ), Самоделкин ( Александр Фальковский с Купянска, в последнее время проживал в Харькове. Умер в 1998 г.)  к дяде Васе в Люботин. Уже выходя от него со двора, увидели подъехавшую машину, иномарка, но какая , не помню. Но помню главное: когда дядя Вася узнал, что эти хмыри привезли ему его любимое вино "Ркацители" от Батона, Батозского Сергея, сделанного ментами авторитета, он их просто послал. Я это к чему: загнанный ментами в Люботин, обложенный стукачами старик, имел силу послать на тот момент самого видного в Харькове "авторитета". И тот это проглотил. Таких людей я больше не встречал.

 

Рассказывая о ворах старой формации, уже ставшими легендой, нельзя не упомянуть о Васи Бузулуцком, или о дяде Васи, как его называли. Это был самый настоящий подвижник воровской идеи — аскет с железной волей. Об этом человеке очень мало информации. Так описывает знакомство с Василием Иосифовичем Владимир Мальсагов. Дело было в Грозном в 60-е годы.

Как-то раз шел я от университета по Интернациональной улице и на углу Краеведческого музея увидел стоявших там и что-то оживленно обсуждавших Робика и Князя. Последний имел вид завсклада (хотя основная его профессия была — карманник, щипач) и держал на руке барсетку. Мне было всего года 23, и те люди под 50 были мне любопытны: они рассказывали о ГУЛАГе, «сучьей войне», когда по заданию НКВД была спланирована война, и бывшие воры (начавшие работать на администрацию и Главное управление НКВД «суки») тогда перебрасовались даже на вертолетах из зоны на зону, — такие, как широко известные Ваха Джабраилов и Саня Пивоваров, — и убивали (сжигали на кострах) воров в законе. Последние раньше жили отдельно воровскими бараками. У Вахи Джабраилова была в зоне рассечена топором голова, и умирал он на поселке Калинина в сильнейших мучениях от головных болей. Разговор как раз шел об этом.

Затем стали ругать молодежь, как и свойственно старикам. Мол нет никаких понятий, молодежь несознательная.

Дела делают (кражи и прочее), в куражах закрывают рестораны и веселятся по Северному Кавказу, на Черном море, в Москве, угощают девиц, а внимания бедолагам, терпигорцам, которые находятся в заключении, не уделяют. Сами ж попадут туда и прочувствуют, что такое неволя, каково находиться без грева. Нет чтобы сделали деньги, купили сигареты, чай, водку и загнали бы все это в зону.

Вдруг что-то в их лицах изменилось. Пропала былая вальяжность, чрезмерная уверенность. Тон разговора стал ниже. Тут я увидел идущего в нашу сторону невысокого мужичка в коричневом костюме в полоску, с рыжими волосами, зачесанными назад. На вид — пролетарий завода «Красный молот», трудяга. Подошедший обратился с позиции старшего брата:

«Ну чего стоите? О чем речь?». Князь и Рубик, слегка запинаясь, взялись объяснять: — Да, Вась, понимаешь... Молодежь пошла ныне не та: отмороженная, не греет... — А вы-то знаете, чего делать? — Конечно! — Ну идите и делайте, — сказал им Вася. — Кому надо, тот подтянется. Кто выбрал этот путь. А нет — так у него и жизнь другая.

«Мужичок» обратился ко мне:

— А ты что с ними стоишь?

— Да вот интересно, слушаю воров.

На это он совсем просто ответил:

— Ну я ж тоже вор.

Так и произошло мое знакомство с известным всесоюзным вором в законе Васей Бузулуцким, позже убитым ФСБ в Питере, в больнице для заключенных Гааза.

 

Знаете на что ещё невольно обращаешь внимание? Даже самые знаменитые и авторитетные воры славянского происхождения на памятниках сидят на табуреточках, как Япончик, или вовсе на корточках как Корж. А авторитеты кавказкого происхождения — на тронах, нога за ногу, в креслах. Всё таки менталитет...

Впрочем, авторитетов новой волны это не касается...

Есть такое священное для православных людей место -Давидова пустынь, мужской монастырь с пятивековой историей.

              

На территории этого монастыря похоронены герои войны 1812 года...Малевский А.В., кличка «Антон» (Антоха, Антон Измаиловский, Резаный). Измайловская ОПГ.

 

Ещё один:

Недосека Г.М., лидер организованной преступной группы и криминальный авторитет, глава Чеховского района (sic!). Контролировал добычу нерудных ископаемых в Серпуховском и Чеховском районах, Центральный рынок г. Чехова и ряд коммерческих структур. Был сожжен в своем бронированном Хаммере

Очевидец пишет: 

А как паломники и паломницы на эти могилки истово крестятся- это нужно видеть своими глазами!

Такие вот дела...

 известным всесоюзным вором в законе Васей Бузулуцким, позже убитым ФСБ в Питере, в больнице для заключенных Гааза.

 

Пару слов хочу сказать по поводу преступности вообще, о ее современной стороне.

Все поменялось и страна,и жизнь,и ее уровень,и люди,и преступники. Сейчас воры в законе уже не воруют по трамваям,а прекрасно живут,решая свои внутренние, только им понятные проблемы. А совершают преступления или наркоманы, пьяницы или соседи на бытовой почве. Блатной мир превратился в общественную организацию, со своими законами, проблемами, погрузившись в коммерцию....  не мешающими никому жить.Все главные преступления происходят в другой плоскости, другими героями, но это уже другая история.

P.S.Объективность и правдивость нашего материала можно проверить тем же путем что шли мы,не читать надписи на “заборе”, а общаться с людьми, узнавать, спорить, находить истину, а не просто выполнять чей то заказ, или если нет денег самому сидеть за клавиатурой, кстати последнее больше подходит. А вообще все кто был упомянут в нашей статье, и в других должны быть довольны, они вошли в историю,а истина всегда находится рано или поздно!!!До свидания дорогие читатели.

 

Предоставленный материал собран из разных источников.

Источник.

Источник.

Источник.

Источник ( Харьковские авторитеты)

Источник (Андрей Заря )